Install this theme
АААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
ВКЛЮЧАЙТЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ

АААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

ВКЛЮЧАЙТЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ

  • Я:

    Я защищаю людей.

  • Лиза:

    Ты? Ты бессердечный убийца, который варит младенцев заживо. Если человек хотя бы раз скажет о тебе что-то не то или не согласится с тобой, то он перестаёт для тебя существовать. Людей он защищает.

  • Я:

    Не правда! Я... Я... Ладно, туше.

Насколько вы красивы?

По шкале от 1 до 7, на сколько вы оцениваете собственную привлекательность? Ответы можно присылать личным сообщением, если вы стесняетесь. Или в комментариях, если у вас есть характер.

asks:
Добрый день! Случайно наткнулась на Ваш блог и должна признать, что он шикарный! Проведя всего несколько минут в чтении записей, я просто влюбилась в Ваши мысли (: Не издаете ли Вы книги? (:

Привет.

Спасибо-о-о :) Мне приятно до чёртиков. Прямо бальзам на мою израненную душу.

Нет, книги я не издаю. Хотел было пошутить, что я их вместо этого пишу, но нет. Я скорее “творчески откладываю”.

P.S. Ради бога, не нужно обращаться на “Вы”. Ведь я столько усилий прилагаю, чтобы казаться простым валенком.

Страшная сила

Вплоть до первого курса я не знал, что толстяки на самом деле терпят те ужасы, что с озорной улыбкой показывали на телевизионных экранах. В моём пузыре мироощущения просто не было записи: “Толстяков унижают”. С моей болезненной страстью разглагольствовать о спасении униженных и оскорблённых, это было настоящим упущением. Но я был слеп и не видел, как клеймят “жирдосами” и “жирухами”.

При этом я воспринимал как норму смех над тучными людьми. Что уж, я всё ещё испытываю потаённое неприятие к бесформенным телам, выходящим из берегов. Мне стыдно, но во мне мало эмпатии к тем, чей индекс массы тела стремится к бесконечности, нежели к нулю. Я осознаю разницу между болезнью, генетической предрасположенностью и элементарным обжорством. Но это лишь слова. Я шовинист.

Потому что я никогда не стану толстым.

Таков краеугольный камень постыдного отвращения к людям, ничем иным от меня не отличающимся. Я знаю, что их страдания никогда не выпадут на мою долю и мне никогда не узнать, что такое взгляд порицания за одну лишь радость приёма пищи. Я гарантированно защищён от агрессии социума на почве лишнего веса. А значит я могу ненавидеть безнаказанно.

Я не горжусь этим. На самом деле мне очень стыдно. И я бы с радостью соврал, что люблю всех. Но не могу. Я искренне стараюсь рационализировать своё отношение к полным людям. Прокручиваю в голове литании о том, что это лишь моё невежество и бессердечие, а не недостаток других людей. 

Меня читает известное количество людей, явно или возможно страдающих от нервной анорексии или же опасно приближающихся к этому заболеванию. Общество ответственно за это и, как ни горько это признавать, - я часть этого общества молчаливых убийц. В душе своей не ведая терпимости к различиям в человеческих телах, я косвенно поощряю мор и неравенство.

Всё это можно списать на мой максимализм и любовь к пафосу. Извращённое желание показать себя чудовищем. Я никого прямо не оскорблял и не призывал к тому. Но я знаю, что это отговорки. Слишком легко оправдать себя.

Я хочу признать свою вину перед теми, кого подвергали остракизму из-за веса или всё ещё подвергают. Потому что и мой голос был бы в иное время в сонме голосов, что оскорбляли вас. Я хочу признать свою вину перед теми, кто приносит себя в жертву бесчеловечным требованиям социума, морит себя голодом и ненавидит собственное тело. Потому что и мой презрительный взгляд мог бы стать последней каплей.

Не прощения я прошу, потому что это только слова. Но хочу пообещать себе и тем, кого обидел, что буду продолжать работать над собой и перестану судить людей по их весу. 

И однажды я прощу себя.

Нечем гордиться, если начистоту. За три года лишь 700 читателей, 80% из которых боты или неактивны. 
Вот такие пироги.

Нечем гордиться, если начистоту. За три года лишь 700 читателей, 80% из которых боты или неактивны. 

Вот такие пироги.

Ребёнок!

Посвящается Уошо - маленькому человеку.

Двигаться было трудно - я не сразу решилась уйти в декретный отпуск. Живот округлился и стал для меня целым миром. Пришла мода на просторные платья, больше похожие на халаты, и удобную обувь. Тапочки! Благослови Господи того, кто придумал тапочки.

Я решила попрощаться с Уошо. В следующий раз я увижу её только через полгода или около того, думала я. Поэтому сразу после разговора с профессором Гудолл, я отправилась в вольер. На мне было небесно-голубое платье, из-за чего я казалась ещё больше, чем это было на самом деле. Но я была так счастлива, что мне было всё равно.

- Уошо, - сказала я, приблизившись к шимпанзе, - меня долго не будет.

Мои пальцы привычно летали передо мной, объясняя Уошо мои мысли. Шимпанзе внимательно следила за движениями чёрными глазами без склер. Самка сразу же пришла в возбуждение, размахивая руками по широкой дуге и крича.

- Почему? - смогла я разобрать в её спутанных движениях. Что сказать, Уошо привыкла ко мне как ни к кому из исследователей.

- Я жду ребёнка, - гордо сообщила я и погладила себя по животу.

Уошо ещё долго показывала пальцами: “Ребёнок!”. На лице у неё было особое выражение, так называемая мимика игры. Я знала, что шимпанзе радуется вместе со мной.

С тех пор минул почти год. Я не могла вернуться к работе сразу же - просто не могла. Наконец я нашла в себе силы и пришла в институт. Многое успело измениться, мне предстояло заново вникать в рутину. Меня радовало то, что я снова увижу Уошо - я скучала по этому нехитрому существу.

Когда я вошла в вольер, шимпанзе сразу же узнала меня. Я боялась, что она забыла меня, но напрасно. Уошо пронзительно завопила и подскочила ко мне:

- Где ты была?

Я посмотрела в эти чёрные глаза и поняла, что не хочу ей врать. Поэтому я сглотнула и показала на пальцах те слова, которые ещё не научилась произносить вслух.

- Я потеряла ребёнка.

Уошо замолчала. Шимпанзе выглядела потрясённой. А потом она робко показала: “Слёзы”, и провела узловатым пальцем по моей щеке.

Я знала, что Уошо поняла меня, как никто из моих знакомых-людей. Двоих её детей унесли болезни. Уошо поняла меня, пусть у неё и маленькая и простая душа.

Сегодня я буду пить грейпфрутовый сок, есть блинчики и мандарины. Однажды мне диагностируют язву желудка. Но это будет уже совсем другая история.
А между тем, вчера я катался не в Аннушке. Я сел не глядя в первый же трамвай, укатил в тартарары, потом пешком добрался до метро, изображая японского туриста. Встретил Лизу и мы купили донаты и погуляли. На Кузнецком Мосту она влюбилась в парня кларнетиста и я хотел дотащить её до него, но, чёрт возьми, я даже кота не могу дотащить.

Сегодня я буду пить грейпфрутовый сок, есть блинчики и мандарины. Однажды мне диагностируют язву желудка. Но это будет уже совсем другая история.
А между тем, вчера я катался не в Аннушке. Я сел не глядя в первый же трамвай, укатил в тартарары, потом пешком добрался до метро, изображая японского туриста. Встретил Лизу и мы купили донаты и погуляли. На Кузнецком Мосту она влюбилась в парня кларнетиста и я хотел дотащить её до него, но, чёрт возьми, я даже кота не могу дотащить.

Великая страна

Я знаю что такое сарафан, кокошник и что на Ивана Купалу принято прыгать через костёр. Я точно знаю какой из императоров отменил крепостное право, какой царь повелел крестить Русь и кто, кому и в какие времена вручал пайцзы. Я выиграл конкурс ораторов и декламировал стихи перед большими аудиториями. У меня нет акцента, я даже не “акаю”, не “окаю”. Мой словарный запас достаточен для того, чтобы регулярно заставлять окружающих сверяться с толковыми словарями. Я отлично справился с ЕГЭ по русскому языку. За исключением двух недель в Китае я уже 22 года живу в России. 

Но я не русский. И поэтому я должен умереть.

Сегодня вечером я позвонил сестре и у нас состоялся следующий разговор:

Я: Завтра не выходи из дома. Скины будут гулять. 

Сестра: Потому что Пасха?

Я: Нет. День рождения Гитлера.

Я не стану бросаться детскими обидами и возмущениями, мол-де это несправедливо. Да, несправедливо. 

Понимаете, мне очень хочется сказать, что все националисты - русские. А значит, русские - чудовища и я их ненавижу. Мне очень хочется всё упростить. Но я не могу.

Я не христианин. Но я согласен с новозаветным призывом подставлять вторую щёку. Не отвечать злом на зло.

Я знаю, что ксенофобы - это люди. И именно люди творят бесчинства, не народы. Мыслить так труднее. Трудно охватывать разумом множество отдельных личностей, гораздо проще назвать их одним именем и впредь не задумываясь судить обо всех встречных по единственному признаку. 

Однажды люди станут мыслить иначе. Они не будут говорить: все белые - свиньи, но вот я знаю одного парня - он нормальный. Они будут говорить: белые - прекрасные люди, но вот был один парень - он какой-то мудак.

Завтра Пасха. И коль скоро Россия - это страна семейных ценностей и правой веры, то уважьте возлюбленного Бога своего. И исполните первый его завет - любить друг друга.

Пусть завтра будет Пасха, а не день рождения Гитлера.

Пусть. Будет. Завтра.

Хорошей субботы, пупсаны. Я в трамвае Аннушка и ем булочку с корицей. 
А вчера, чтоб вы знали и завидовали, я видел Веру Полозкову. Вот этими вот глазами. 
А еще попробовал кулич и не сгорел при этом. Эд vs Бог 1/0.

Хорошей субботы, пупсаны. Я в трамвае Аннушка и ем булочку с корицей.
А вчера, чтоб вы знали и завидовали, я видел Веру Полозкову. Вот этими вот глазами.
А еще попробовал кулич и не сгорел при этом. Эд vs Бог 1/0.