Install this theme
Управление гневом

Обычно я корчу из себя словившего дзэн паренька. Мудрого рыцаря всепрощения и понимания. Но в реальной жизни я частенько выхожу из себя. И то, что из меня выходит, мне не нравится.

Я взрываюсь нереально быстро. Если это, к тому же, происходит на фоне голода, то я похож на оголённый провод - малейшая тупость, хоть что-то не так, как должно быть, и я превращаюсь в монстра.

Разумеется, мне известно, что такая склонность к истерии никого не красит. И мне хочется быть сдержанным и степенным. Казаться прохладным монолитом спокойствия. Поэтому я каждый раз, когда предчувствую новую вспышку гнева, внушаю себе: Тише, Эд. Потом ты пожалеешь. Молчи. Не кричи. Вдохни и выдохни. Улыбнись. Эта лодка тоже пуста.

Лин Чи, великий учитель дзэн, рассказывал, что когда он был молод, он любил медитировать в лодке в центре озера. И однажды, когда он был погружён в себя, его лодка покачнулся, задетая чужим бортом. Он встрепенулся, разгневанный, и уже хотел обругать неумелого лодочника, что потревожил его. Но задевшая его судно лодка оказалась пустой. И тогда он понял, что его гневу не на кого изливаться. И с тех пор на все попытки обидеть его он смеялся и говорил: “Эта лодка тоже пуста”.

Изредка это срабатывает. Я встряхиваюсь и всё хорошо. Но в другие моменты, которых гораздо больше, всё происходит примерно так:

"Всё отлично. Я не буду реагировать. Это мелочи. Десять. Девять. Восемь. Семь… АААА УБИТЬ НЕНАВИЖУ СДОХНИ ААА ААА УМРИ УМРИ ААА УБИТЬ УБИВАТЬ ААА РАЗОРВУ".

Потом мне предсказуемо стыдно, ведь я снова сорвался. Снова потерял очки кармы.

И так до следующего халк-приступа.

Нужно стараться усерднее.

Ведь эта лодка тоже пуста.

i see the sun
wrapped around the strands of red hair
i burn inside from my fear of telling you that i care
i wake up from the phone it’s you calling me to tell me of your dream
i believe your ways are true unlike most others do
swirlies - sunn
Пониключник дурак.
Стигма безумия

Пугают ли вас психически больные люди?

В учебную комнату привели пациента. Он тридцать лет живёт с шизофренией. Сейчас ему 43 года. Он одет в тёплые спортивки и такую же олимпийку. Плохо выбритое лицо помято, а волосы сальные и торчат как попало.

Мы уже знаем, что Владимир сначала был затюканным мальчиком, а потом резко стал забиякой и хулиганом. Учиться не хотел и был классическим раздолбаем. После учёбы работал грузчиком, потом снова грузчиком и опять грузчиком. На работе ни с кем не дружил, часто прикладывался к бутылке и постоянно с кем-то дрался.

Жил он со старенькой матерью, с которой регулярно ссорился. Старушка требовала бросить пить. Того же требовали голоса. Владимир злился, считал, что голоса ему подсылает мать. И бил её за это. Мать заявления в полицию на сына писать отказывалась, хотя и регулярно обращалась за медицинской помощью из-за него же.

Однажды матушку реанимировать не удалось. Структура бреда, главной фигурой которого была мать, развалилась. Наступила ремиссия. Не без помощи медикаментозной терапии, но во многом “благодаря” смерти женщины. Иными словами, шизофрения выдохлась.

Всё это мы знаем, когда перед нами сидит человек с заторможенной речью и пустыми глазами. Он говорит, что по утрам приводит себя в порядок. Готовит. Убирается - два раза в неделю. А потом отдыхает. Говорит, что голоса поутихли. Но иногда ругают за то, что он прозябает. Требуют изменить жизнь. Для него это найти работу и перестать пить. Всё остальное уже не изменишь, так он говорит.

Он встаёт и выходит в коридор. Однокурсники начинают наперебой предполагать, что мать его тиранила, ужасаться убийству. Я чувствую в их интонациях презрение, я видел их ужас. В конце концов, не так часто приходится видеть убийцу. Хуже - отцеубийцу. В русском языке даже нет слова для того, кто убил собственную мать.

А я думаю о том, как слышал нечеловеческий крик, со дна его пустых глаз. Его разум уже совсем не тот, что есть у нас с вами. Теперь в нём почти нет и голосов. Воля покинула его, он тень существования. Но мне слышится вопль обречённого. Он убил свою маму и даже не может оплакать её. Не может казнить себя за это. Не может ничего. Хуже мук совести может быть только их отсутствие.

По несчастливой случайности болезнь выбрала объектом его мать. Мне жаль и её. Но я не испытываю страха перед этим человеком. Симпатия - значит разделённое страдание. Я пытаюсь разделить его страдание, ведь это болезнь управляла его руками. Ужасно подумать о том, что шизофреники иногда ненадолго пробуждаются от сна, в котором живут. И на короткую долю времени осознают, что говорят или что совершили.

Общество полно предрассудков. Безумцы считаются опасными, безумцев боятся. И после таких историй в самом деле кажется, что смирительные рубашки это благо. Но реальность такова, что нормальные люди опаснее. Нормальные люди злее. Только в фильмах сумасшествие помогает совершать преступления - в реальной жизни “психи” часто не в состоянии сидеть ровно, не говоря уже о том, чтобы навредить кому-то.

Мы живём в веке терпимости. Мы принимаем тех и этих. Мы прощаем всех. Но больная шизофренией, полностью контролируемой препаратами, натыкается на окрик: “Ты дура, что ли? Иди делай аборт”, когда приходит в женскую консультацию. Больной человек не может сдать анализы в поликлинике - потому что он может схватить шприц и воткнуть кому-нибудь в глаз. Ведь так мы все рассуждаем? 

Мы переименовываем нашу злобу в “страховку”, чтобы спокойно спать по ночам. Потому что мы не притесняем - мы оберегаем. Защищаемся от страшного и ужасного врага.

Мне было больно и грустно слышать историю Владимира.

Мне было мерзко и страшно слушать сук, которые пытались выставить пациентку дурой своими вопросами, они унижали её. Потому что эти суки - это те люди, которые окружают меня и вас. Они не носят смирительные рубашки, не глотают таблетки и не упрятываются в маленькие резервации. Потому что они “нормальные”.

Есть выражение: человека определяет не то, как он говорит с вышестоящими, но то, как он обращается с теми, кто ниже его.

Что вы скажете о мире, в котором бедные сломанные души обретаются на положении тварей, не заслуживающих малейшего уважения? 

Как же мне стыдно быть нормальным.

Я просто кричу. Неужели это правда. О Аттэ Аэкта, я тебя придумал и тебе плевать на молитвы. Но давай это будет правдой. Давай это будет правдой.
Я прошу.
Направляйте на меня лучи удачи, ребята. Если это правда, я объявлю амнистию смертникам, спляшу риверденс и на одну ночь приму христианство.
Не просри свой шанс
Anonymous
asks:
Ты гениален

Сначала я прочёл: ты пингвин.
.
Ты преувеличиваешь. Или просто не встречала никогда гениев. Но мне приятно такое сравнение, спасибо.
.
А вообще, я отвечаю на это письмо, стоя в переполненном вагоне метро, попутно сочиняя алгебраическую задачку про хрюшек в далёком космосе. Одновременно я тыкаю плечиком незадачливого парня по соседству, который дёргается, как чесоточный.
.
Может быть я и правда гений?
.
Надеюсь мой Сальери не умеет стрелять.

В марте 2011-го года больше двухсот пенсионеров вызвались добровольцами для стабилизации аварии на Фукусимской АЭС, вместо молодых людей.
Когда нельзя не уважать самоубийство.

В марте 2011-го года больше двухсот пенсионеров вызвались добровольцами для стабилизации аварии на Фукусимской АЭС, вместо молодых людей.

Когда нельзя не уважать самоубийство.

Социопат. Легенда об интроверте

Раньше мальчики мерились письками, а теперь у кого социопатия больше.

Современная общественная парадигма в либеральных странах такова, что в стремлении защитить ранее угнетаемые группы, апологеты от психологии часто перегибают палку. Если вы смогли прочитать предыдущее предложение и не запутались, то мои вам поздравления.

Это прекрасно, что людям, направленным вовнутрь, повсеместно придают положительный образ. Если раньше они были нелюдимыми буками и молчунами, то теперь это импозантные мизантропы и самодостаточные рыцари самих себя. Всемирная амнистия социопатов приняла воистину эпохальный размер. Со всех углов кричат: МОЛЧИТЕ! И загадочно улыбайтесь своим невыразимым мыслям.

Дерьмо собачье.

Подавляющее большинство новоявленных интровертов таковыми не являются. Поясняю: сфотографировать себя на фоне серого окна с чашкой липтона в руках ещё не значит быть интровертом. Суровая реальность заключается в том, что экстремальные значения (чистые интроверты/экстраверты) так же редки, как очень высокие или очень компактные люди. 

То, что вам иногда грустно и не хочется видеть даже Петьку, или Аньку, или даже мамочку родную, а хочется только книжку в глаз и текилу в печень - это не интроверсия. Это подростковый период, он пройдёт, вы поумнеете. Либо кризис среднего возраста - у меня ещё не было, судить не берусь.

И, что самое важное, быть интровертом - не круто. По крайней мере таким, какими их сейчас выставляют. Даю подсказку: суровых нордических воинов тупо оставляли одних на съедение хищникам. Потому что у австралопитеков были проблемы понасущнее, чем решение ребуса охуенно сложного внутреннего мира их соплеменника. 

А теперь, когда я обидел кого-то из моих читателей, сделаю финт ушами. 

Жил да был в восемнадцатом веке парень по имени Генри Кавендиш. Интроверт он был знатный - в обоих смыслах слова. Генри был герцогом и едва ли не страдал синдромом Аспергера. Со служанками общался с помощью записок и разговоры вёл лишь с членами Королевского общества. Именно Кавендишу на самом деле принадлежат открытия законов Ома и Кулона; и ещё десятков других. Он же первым в мире измерил относительную плотность Земли и смоделировал электрический разряд ската, предвосхитив эксперименты Вольта. 

Генри Кавендиш был абсолютно и безоговорочно бесполезен. Все свои великие открытия он совершил для себя. Просто так. Потому что ему было интересно. И всё. Он не заботился публикациями своих изысканий, не хотел поделиться своими открытиями с миром. Если бы Максвелл не разобрал его записи столетием позже, мир так и не узнал бы, что сделал Генри.

Зачем же жить, если прекрасная вселенная, творимыая интровертами внутри себя, погибнет вместе с ними? Да, забвение неизбежно и все мы однажды станем пеплом. Но не подарить миру себя - это страшнейшее преступление, которое может совершить человек. Люди достойны того, чтобы знать вас. А вы достойны того, чтобы о себе говорить.

Поймите, никому нахрен не нужен амперметр если нет амперов.

Сечёте?

Вам письмо

Недавно я купил офигенную ручку и мне захотелось попробовать себя в эпистолярном жанре. А сегодня ещё и ящики почтовые сменили, так что у меня теперь есть возможность получать письма не опасаясь за их сохранность.

Одна проблема. Мне некому писать. Мои друзья или не котируют бумажные письма или я не вижу смысла им писать. Ну а Деду Морозу я перестал писать в шестилетнем возрасте, когда понял, что он самом деле тётенька с ватной бородой.

Но тут я вспомнил, что у меня есть вы. Поэтому если вы не против завязать со мной переписку, я буду рад обсудить это в ЛС. Честное слово, я не такой сноб, каким кажусь. Я очень даже милый и радушный. Кого хотите спросите.

Вам ведь интересно какие кривульки у меня получаются?

С надеждой на отклик,

Эдимус ут Вивамус.