Install this theme
Вера - это рана, которую лечит знание.
Урсула Ле Гуин
Anonymous
asks:
Какая должна быть девушка что бы вы влюбились ?

Дочь моя. Мне всего-то 22 года. Был бы я мопсом, я был бы мафусаилом. Но тогда у меня не было бы блога. Блог у меня есть, следовательно, я не мопс. А значит нет нужды обращаться ко мне на “Вы”. Запомнила? Если человек не мопс, то смело тыкаем. Всё элементарно.

Как бы так ответить, чтобы не соврать. Я не люблю такие вопросы. Вот, положим, скажу я, что влюбляюсь в радиоведущих. И что же? Все разом - хоп! - и радиоведущие. И что делать? Придётся влюбляться во всех скопом, а значит ни в кого.

Предыдущий абзац суть буффонада, но в нём намёк. Откель мне знать, какой набор характеристик заставит древнейшие структуры моего мозга дать команду на влюблённость? Тут уж в дело вступает такая квантово-химическая магия, что моему кондовому рассудку без поллитры не разгрести. А после поллитра я вообще всех люблю и очень громко.

Это всё красивости речи и мудростей реки. Без них я - не я. Но если вдруг припёрло, если кровь из носу нужно написать кандидатскую по истории жизни и творчества Эда нашего Эксхалати, то вилькомен в мою гримёрку. Тет-а-тет я в девяти случаях из десяти от ответа не увиливаю. 

А-то что это, право дело, за вопрос. Долженствование и влюблённость это, знаешь ли, герои разных пьес. 

Эдван-Царевич.

Anonymous
asks:
Почему мужская фраза "Выходи за меня замуж!" звучит как предложение, а женская "Женись на мне!" - как требование?

И то, и другое - императивы. Приказной тон нивелируется обрамляющими речевыми конструкциями, акцентами, контекстом, мимикой и голосом. Или, наоборот, императивность можно усугубить. В конце концов, и сукой можно назвать любя, а самым лестным отзывом втоптать в грязь.

Меня больше заботит то, почему в русском языке “он мне нравится”, а в английском “я его нравлю”. Вы как хотите, но людей я нравлю сам, а не пассивно попустительствую тому, что они мне нравятся. 

Anonymous
asks:
я одна не могу понять рекламу правой и левой палочек твикса?

Что есть наша жизнь? Есть ли жизнь на Марсе? Кто был Железной Маской? Почему ответом на великий вопрос обо всём и что-то там - это 42? Кто мать Джона Сноу? Высаживались ли американцы на луне? Кто убил Кеннеди? Почему я такой красивый?

Есть вопросы, на которые нет ответов. 

Для всего остального есть Мастер Кард.

Пожалуйста, держите ремни пристёгнутыми, пока сидите. 

Доброй ночи.

Джерри и чудовище

Особняк был огорожен кирпичной стеной и чугунными воротами. Этот дом сразу выделялся среди прочих своей отчуждённостью от всего района. На его территории росли деревья, почти закрывая обзор на особняк. Ворота хоть и были сделаны из переплетающихся решёток и позволяли заглянуть на территорию, отпугивали своей массивностью. В них была маленькая калитка, рассчитанная на одного человека.

К воротам подошли двое. Их можно было бы принять за отца и сына, если бы они ни были так отличны друг от друга. Серые глаза мальчика настороженно смотрели на мир из-под насупленных бровей. Он был одет в грязное пальтишко нараспашку, а на голову было залихватски нахлобучено кепи. Под кепи торчали в разные стороны кудрявые каштановые волосы.

Мужчина же был очень высок и широкоплеч. На нём был чёрный костюм из дорогой ткани, а через локоть был небрежно переброшен плащ. В руке он держал зонтик-трость с фигурно-вырезанной ручкой. Его светлые волосы были идеально прямыми и зализаны на бок с помощью геля.

Мужчина недоверчиво оглядел ворота и дом за ними.

- Так, значит, это твой дом, Джерри?

- Да, мистер! - Мальчонка быстренько кивнул.

- Зови меня мистер Лоуэлл, Джерри, - не глядя на мальчика, поправил Лоуэл. Он разглядел табличку на стене, рядом с воротами. На ней витиеватыми буквами было написано: “Кэботы”.

- Значит, твоя фамилия Кэбот?

Джерри проследил за взглядом Лоуэлла и тут же отрицательно замотал головой. На его лице пробежала улыбка.

- Да не! Мама работает экономкой у Кэботов. Спасибо, что проводили, мистер. Я пошёл!

Мальчик пошёл было к калитке, но тут на его плечо легла тяжёлая рука мистера Лоуэлла. Блондин улыбнулся испугавшемуся Джерри одними уголками губ.

- Ты уверен, что тебя не нужно проводить, Джерри? Дом выглядит покинутым. Ты ничего не напутал?

Джерри начал что-то бормотать про Кэботов, которые уехали на зиму из города, и про мать, которая не поспевала за всем уследить, но Лоуэлл не слушал его. Оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что улица пуста, мужчина открыл калитку, куда без обиняков втолкнул Джерри. Дверь калитки со звоном захлопнулась за спиной Лоуэлла.

- Эй! Мистер! Вы чего? Я маму позову! - Затараторил Джерри, во все глаза глядя на Лоуэлла. Запах страха только раззадорил Лоуэлла.

- С ней-то я и хочу поговорить, Джерри. Пошли, парень.

Лоуэлл схватил Джерри за плечо и потащил к дому. Вблизи особняк не вызывал никаких сомнений - здесь давно никто не жил. Стёкла окон на первом этаже почти все были выбиты, газон зарос и то тут, то там, валялся разнообразный мусор. Лоуэлл полностью игнорировал попытки Джерри вырваться.

Мужчина обратил внимание, что мальчик совсем не кричит. Сражался Джерри как лев, даже попытался укусить Лоуэлла пару раз. Но борьба проходила молча. Обычно они все кричали, и Лоуэлл удивился. Но тут же отмахнулся от мысли - не кричит сейчас, так закричит потом.

Лоуэлл пинком распахнул дверь. В доме оказалось на удивление темно. Дорожка света от открытой двери выхватила следы запустения. Мебель была раскидана в беспорядке, вся покрыта толстым слоем пыли.

- Куда же ты меня привёл, Джерри? Что это за место?

Лоуэлл встряхнул мальчика, подняв его голову за подбородок. По щекам мальчика текли слёзы, размазывая грязь. Глазёнки зло смотрели на Лоуэлла. Вместо ответа ребёнок вывернулся, пнул Лоуэлла и убежал куда-то в темноту дома.

Мужчина не поспешил преследовать свою жертву. Задумчиво потерев ногу, которую пнул Джерри, Лоуэлл усмехнулся. Игра наконец-то становилась интересной.

Он неторопливо отыскал более или менее чистую вешалку, куда повесил свой плащ и зонтик. Так же он снял пиджак и ремень с брюк. Пиджак полетел на стул. С ремнём в руке Лоуэлл отправился туда, где скрылся Джерри.

- Джерри. Выходи. Мы с тобой только поиграем. А потом я отведу тебя к маме.

Ответом Лоуэллу была тишина. Неестественная темнота дома начала нервировать мужчину. В особняке Кэботов было слишком много окон, чтобы здесь было так темно. Он уже пару раз запнулся о комод и трюмо, абсолютно неразличимые в кромешной тьме.

Дважды он ловил краем глаза двигающуюся темноту. Эта объёмная тень казалась намного больше мальчика, но больше здесь никого не было. И Лоуэлл осторожно шёл следом за сбежавшей тенью.

Предвкушение билось в висках Лоуэлла. У него обильно текла слюна, как от вида едва прожареного стейка. Шумно сглатывая, Лоуэлл чувствовал, как ходит вверх-вниз его кадык.
- Джерри, разве ты не хочешь увидеть маму?

Лоуэлл специально кричал погромче, придавая себе решимости. Каждый раз на него нападали глупые сомнения. Пару раз он даже прекращал охоту, поддавшись уговорам совести. Но сейчас он зашёл слишком далеко.

Вдруг он увидел мальчика. Джерри стоял в озерце света от оконца под самым потолком. Мальчик стоял лицом к Лоуэллу, но с закрытыми кулачками глазами. До Лоуэлла донеслись тонкие всхлипы. Мужчина облизнулся, приближаясь.

- Вот ты где, Джерри. Не бойся, я не сделаю тебе больно, - Лоуэлл обожал лгать своим жертвам.

- Боятся нужно тебе, мистер, - Джерри жертвам не лгал никогда.
Лоуэлл с удивлением взглянул на мальчика, отнявшего от лица руки. Слёз на его щеках не было, а серые глаза излучали бесконечное презрение. В следующее мгновение чьи-то сильные руки оторвали Лоуэлла от пола и развернули. Ремень с глухим стуком упал на пол.

Блондин увидел длинный нос и пергаментно-белую кожу. Глаза у этой твари были как две дыры - не было видно ни глазниц, ни век, ничего. Но самое ужасное - это пасть. Огромная безобразная щель распахнулась в диком подобии улыбки, и на Лоуэлла пахнуло гнилью. Сверкнули острые клыки, и Лоуэлл закричал.

Спустя полчаса трапеза была окончена. Джерри сидел за столом у окна и вяло ковырялся в овсянке. Рядом стоял ополовиненный стакан апельсинового сока.

Чудовище грозно нависало над ним, но так, чтобы не попадать под прямые солнечные лучи.

- Ты должен съесть всё, дитя моё, - похожий на щель рот почти не двигался во время разговора.

- Не хочу я. Она похожа на сопли, Влад, - когда Джерри разговаривал с ним, то обычно смотрел на его нос.

- Ешь, кому сказал.

Джерри понуро опустил голову и отправил в рот очередную ложку каши, не преминув поморщиться.

- Этой ночью мы покинем город, дитя. Здесь мы сделали всё, что должны были, - Влад отступил в темноту. Ему не нравилось быть на свету.

- Ладно. Но давай подберём дом поменьше. А-то в таких огромных…

- Страшновато? - прошелестел Влад.

Через секунду мальчик и чудовище засмеялись.

  • Обречённая сука:

    Эдуард-Эдуард. Надо больше книжек читать...

  • Егор:

    Воу-воу! Во-первых, ты его оскорбила.

  • Е:

    Во-вторых - зря.

  • Я:

    ...

Anonymous
asks:
Агностик? Если ответ положительный - верите в Бога? Отрицательный - существует ли Бог? "Да" или "нет". И ещё: как Вы относитесь к Ницше (не к знаменитому "Gott ist tot", а к его философии в принципе)?

Судя по всему, в данном контексте агностицизм имеется в виду, как философское учение о непознаваемости мира. Если же подразумевался агностицизм теологический, то неплохо было бы перечитать значение термина.

Мир познаваем. Я прощаю Гексли, ибо он был первым глашатаем мудрости Дарвина. Но Гексли был глуп. Старина Томас решил, что если он не в состоянии познать основы бытия, то никто этого не может. Похвальная тяга к экстраполяции, но зряшная и ошибочная.

Так что я отвечу на оба вопроса.

Верю ли я в бога? Верю.

Существует ли бог? Нет.

Не спешите диагностировать у меня шизофренический схизис. Я всё могу объяснить. Я верю в бога в свободное от рациональности время. Когда мне нужно быть превосходным оператором причин и следствий, когда я должен на полную мощность включать свой интеллект, чтобы прогнозировать будущее или анализировать настоящее, синтезируя дальнейшую модель поведения - я знаю, что бога нет. Он просто не требуется.

Но бывает, что я медитирую или созерцаю красоту мира. Или прячусь в окопах от неудач. И мне нужен, просто нужен! небесный покровитель, свидетель моих переживаний. Подушка безопасности, страховка, вселенское КАСКО. В эти моменты я верю в бога. Потому что такова функция маленького местечка в моём мозге - в любом мозге. Тамошние нейроны, возбуждаясь и искрясь электрическим потенциалом, порождают это возвышенное чувство Вышнего Присутствия. И мы верим. Мы так неистово верим. Потому что власть катехоламинов над нами - невыносимо прекрасна и непреложна.

Я именую себя теологическим атеистом - тем, кто интересуется духовностью и божественным в рекреационных целях.

Если вас не отпускает мысль, что вас водят за нос на протяжении всего поста, то, может быть, у вас есть шанс вырваться из тенёт мировых религий. Если нет: аминь!

Ницше идиот и бездарь. Тем хуже, что он черпал свои идеи из превратного понимания идей дарвинизма, чем оскорбил это благородное учение. К его философии у меня отношение соответствующее. 

Не могу не заметить, что императивность “Да или нет” меня задела. Я ведь отвечаю потому что мне самому это интересно, а не потому что я обязан. Пожалуйста, не нужно сковывать мои ответы.

Это бы интересный вопрос, я писал ответ около часа. Пришлось даже полистать справочную информацию. Редкое явление. Моя тебе благодарность, милый аноним.

Vale et me ama.

Anonymous
asks:
Любишь ли ты себя? (я говорю не завышенной самооценке, или вроде того, а о любви к своей индивидуальности)

Я объективно понимаю, что я далеко не плохой человек. Может быть я даже лучше многих. Но мне никогда не нравилось сравнивать себя с теми, кто не преуспел. Мне всегда казалось, что это похоже на утопление тонущих. Я сравниваю свои достижения с теми, кто добился большего.

Я не такой добрый, каким мог бы быть. Не такой дружелюбный, как того требую от окружающих. Во мне нет выдержки, я слишком часто срываюсь. Я не так целеустремлён и упрям, как те, на кого я хотел бы быть похож. Пожалуй, я слишком эгоистичен и эгоцентричен. Мне остро не хватает смелости. Я бы добавил себе бесшабашности и тяги к приключениям и поубавил ханжества и высокомерия. Мне хотелось бы испытывать меньше сомнений и излучать внутреннюю силу, внушать благоговение.

У меня много причин не любить себя. Но я подхожу к этому… романтично. Я люблю себя, как любил бы другого человека, со всеми дурацкими заморочками, самолюбованием и неприспособленностью к жизни.

Этот парень поднимает голову, когда смеётся, всплёскивая руками. И в глазах его зажигаются маленькие солнца. И когда он смущается, он невольно улыбается - едва сдерживаясь и как будто бы извиняясь. Когда он просыпается, он часто кусает себя, чтобы не уснуть снова. Он часто танцует в одиночестве, воображая целый мир вокруг себя. И смотрит на проносящиеся по МКАД автомобили, думая о людях, которых он совсем не знает. Он переживает за каждого ребёнка, которого видит, ему вечно кажется, что за ними недостаточно приглядывают и он не находит себе места, чувствуя ответственность. Этот парень обожает шоколад и утверждает, что он не сладкоежка. От кофе у него болит сердце, но он всё равно прозябает в старбаксе, потому что это было его детской мечтой. Он такой рассеянный, такой не от мира сего, а потом вдруг - хоп! - и превращается в циника и мизантропа. Ему бы родиться через две сотни лет, чтобы все говорили: “Он запоздал с рождением, ему бы пожить в веке 21-м”.

И я люблю этого парня.

Его имя - Эд Эксхалати.

Anonymous
asks:
Ты казах?

Не-а, я человек.

Я отрицаю существование и необходимость такого искуственного понятия, как национальность.

Но если это так важно, то я квартерон. На три четверти якут и на одну часть русский. Плюс следовое количество бурятской крови, что-нибудь от малых народов Севера и, где-то в глубине веков, затесался кореец.

Я НЕ ХУДЕЮ

Манифест за адекватизацию маленьких девочек и мальчиков. Реблог и лайк, если вы тоже не худеете. Не едите сухие корешки и одно кофейное зёрнышко на ужин. Не визжите “я вешу целых 60 кг, я такая жирная!”.

Реблог, сестры и братья! Если мы спасём хотя бы одну душу, то мы уже победили.

Встаньте гордо, встаньте в ряд.

Я не худею и это нормально!